МОРФИЙ


МОРФИЙ
МОРФИЙ, Morphium, s. Morphinum, C17HieN03+H20, алкалоид опия, содержащийся в нем в виде солей меконовой (СбНОа(ОН) (СООН)2], серной и молочной кислот в колич. от 3% до 26%, в среднем 8%—12%. М. выделен из опия впервые в смеси с наркотином—другим алкалоидом опия—в 1803 г. Дероном (Derosne). Незави- симо от него М. тоже в не вполне чистом виде получен в 1804 г. Сегеном и Зертюрнером (Seguin, Sertuerner) и последним автором в 1806 г. выделен в чистом виде. Зертюрнер определил вновь полученное соединение как основание, способное давать с к-тами соли. указал на его снотворное действие и дал ему название морфий (Morphium) по имени бога светлых сновидений мифического Морфея. В наст, время М. получается из опия по способу Робертсона (Robertson), усовершенствованному Грегори и Андерсоном (Gregory, Anderson). Водное извлечение из опия обрабатывается раствором хлористого кальция, осаждающего меконовую к-ту в виде кальциевой соли и переводящего алкалоиды в хлориды. Содержащий их раствор по освобождении от осадка выпаривается. При этом выкристаллизовываются хлористоводородные соли морфия и кодеина. После очистки повторной кристаллизацией М. отделяется от кодеина при помощи едкой щелочи. Другие известные способы получения М. основаны на применении углекислого натрия (способ Merck'а) или едкой извести (способ Mohr'a) для вытеснения морфия из его солей. М. выпадает из алкогольного раствора при выпаривании в кристаллической форме,обычно в виде блестящих игл или тусклых ромбических призм, содержащих одну молекулу кристаллизационной воды (C17H19N03-|-+ HaO). M. вращает плоскость поляризации влево; для хлористоводородной соли [a]D = -98,41°, для чистого М.= -130,9°; М. лишен запаха, обладает горьким вкусом. При нагревании до 90—100° теряет кристаллизационную воду, при 230° плавится, разлагаясь. М. трудно растворим в воде; в горячей ок. 1:400, в холодной (при 15°) 0,288:1000. В кипящем алкоголе растворяется 7,5 :100, в холодном—5 : 100. М. легко окисляется; он восстанавливает на холоде соли золота и серебра; кислород воздуха окисляет М. в алкогольном растворе, равно как его окисляют азотистая кислота, марганцовокислый калий и красная кровяная соль. Во всех этих случаях получается неядовитое соединение псевдоморфин (оксидиморфин) состава: C34H8606N8. Вещества, отнимающие воду, каковы к-ты щавелевая, серная, соляная, фосфорная, щелочи и концентрированный раствор хлористого цинка, влияют на морфий двояко: при одних условиях вызывают уплотнение молекулы с образованием триморфина, тетраморфина и т. д.; при других—отнимают молекулу воды с образованием апоморфина: C1JH„NO,=C1,H1TNO!!+H,0. морфий апоморфин М. обладает довольно сильно выраженными основными, свойствами, и его соли сравнительно прочны. Все они хорошо кристаллизуются и в большинстве случаев легко растворимы в воде и алкоголе; не растворимы в эфире; обладают горьким вкусом, сходны по физиол. действию. Из солей М. наибольшее практическое значение имеет солянокислая соль. Существует ряд способов количественного определения. М. в опии (см.). Из них наиболее надежен способ Дитриха 75S (Dietrich), при к-ром алкалоид взвешивается в чистом кристаллическомвиде.—Для каче-ственного определения присутствия М. чаще всего пользуются цветными реакциями, основанными на его восстанавливающих свойствах. В кислом растворе М. чрезвычайно легко вступает в реакцию с азотистой к-той, причем уже следы М. дают с каплей раствора нитрита ясное желтое окрашивание, переходящее при прибавлении щелочей в оранжевое. При растворении малых количеств свободного алкалоида в нескольких каплях метилового или этилового спирта и прибавлении кристаллика азотнокислого уранила к раствору последний окрашивается в красный цвет. Та же окраска получается от прибавления к раствору солянокислого морфия кристаллика уксуснокислого уранила или нескольких капель насыщенного раствора последнего. При прибавлении к-т или едких щелочей красное окрашивание пропадает. Эта реакция дает возможность обнаружить Vio мг М.—Морфий и его соли дают также и диазореакцию, причем лучше всего удается реакция с диазобензолсуль-фокислотой. Для качественного открытия М. смешивают раствор какой-либо его соли со свежеприготовленным 2%-ным водным раствором диазобензолсульфоновой кислоты и затем подщелачивают раствор углекислой или двууглекислой содой; при этом он приобретает красную окраску различной интенсивности в зависимости от концентрации. Эта окраска от прибавления разведенных кислот становится оранжевой. Граница чувствительности реакции ниже 1 : 10 000. Другие опийные алкалоиды, в том числе и искусственные, каковы дионин, героин, пе-ронин, не дают истинных диазокрасок. Морфиндиазовая краска разрушается восстановителями. Впрочем и эта реакция, как и остальные цветные реакции, не является вполне специфичной для М. (Открытие М. в судебных случаях—см. ниже.) Наиболее надежный способ его определения заключается в получении его кристаллов и определении точки их плавления. Штраубом (Straub) предложена и биол. проба на М. Белые мыши при отравлении М. путем подкожного введения держат хвост приподнятым и изогнутым в виде латинской буквы S. Подобное держание хвоста приходится наблюдать при отравлении мышей и другими ядами, почему проба эта вряд ли может считаться особенно характерной. Реакция на чистоту препарата приводится в Ф VII. Соли М. должны растворяться в серной к-те, образуя бесцветный раствор, причем допустимо лишь мимолетное розовое окрашивание (другие алкалоиды и посторонние органические вещества).Раствор соли (1 : 30) не должен мутиться от прибавления танина (наркотин). При прибавлении к 20 см3 раствора соли избытка раствора едкого натра образовавшийся сначала осадок должен сполна растворяться, а от встряхивания полученного щелочного раствора с 10 см3 эфира после отделения эфирного слоя и последующего испарения его не должно получаться весомого остатка (наркотин и другие алкалоиды). К 5 см3 раствора соли (1 : 3) прибавляют каплю ра- створа углекалиевой соли (1 : 3), оставляют стоять 1 час в открытой пробирке при частом встряхивании; раствор не должен позеленеть, при встряхивании с эфиром не должен окрашивать эфир в красный цвет, а при встряхивании с хлороформом не должен окрашивать его в фиолетовый цвет (апо-морфин). В крови, по Рейну (Rijn), морфий может быть обнаружен следующим образом: берется 1 капля крови в 2 см3 Н20 + 1 капля НС1 (5%); затем прибавляются 2 капли 15%-ной Н202 и 1 капля 10%-ного NH8; при встряхивании происходит бурное выделение О2, после чего жидкость получает красное или буро-красное окрашивание в случае присутствия М. и желтоватое—при отсутствии его. В моче морфий открывается (помимо ранее описанных общих реакций на морфий) также иодометрическим методом, специально предложенным Вахтелем (Wachtel) для определения М. в животных выделениях. Структурную формулу М. нельзя считать окончательно установленной (Робинзон). По Пшорру (Pschorr) M. является производным фенантрена (группы I, II, III) и изохино-лина (группы III и IV), причем в М. одно бензольное кольцо (III) является общим для фенантрена и изохинолина. По Кнорру-Герлейну и Фрейнду-Шпейеру (Knorr u. Horlein, 1906—07; М. Freund и. Speyer, 1916), М. не содержит группы изохинолина, а азот содержится в семичленном гидрированном кольце (IV), входящем лишь четырьмя членами в состав фенантрена.

Формула Пшорра. Формула Кнорра и Герлейна.

Принимая во внимание эти разногласия, можно считать установленными следующие основные черты строения М.: 1) М. содержит группу фенантрена (I, II и III); 2) последняя содержит два гидроксила: фенольный (в кольце I) и алкогольный (в кольце III); 3) углероды, входящие в состав крайних колец фенантреновой группы I и III, соединены при посредстве атома кислорода, образуя так. обр. кольцо фуранового типа (V). не___сн не сн о При этом установлена следующая зависимость между строением М. и его физиолог. действием. Наличие незамкнутого феноль-ного гидроксила (в кольце I) весьма важно для характера действия М. Замена в этом гидроксиле водорода алкиловым, кислотным или ароматическим радикалом ведет к образованию соединений кодеинового ряда, обладающих менее выраженным наркотическим (и болеутоляющим) и более сильным тетаническим действием. Так, соединение М. с метиловым радикалом дает кодеин (см.), с этиловым—кодетилин, солянокислая соль к-рого известна под именем дионина (см.). Оба соединения значительно менее ядовиты, чем М., и обладают выраженным повышающим рефлексы действием. Соединение с 2 радикалами уксусной кислоты дает героин (см.). Последний обладает многими общими чертами с кодеином, но значительно ядовитее последнего, действуя сильно угнетающе на дыхательный центр. Установить определенную связь между наличием тех или других атомных групп в М. и его болеутоляющим и наркотическим действием до сих пор не удалось. В то время как Пшорр связывает болеутоляющее действие морфия с изохинолиновой группой, другие авторы, отрицающие ее присутствие в М., приписывают это действие фенантреновой группе. Фенантрен, правда, сам по себе лишен характерного морфийного действия, но некоторые его азотсодержащие производные, каковы особенно 9-амино-10-оксифенантрен, названный Фаленом (Fahlen) морфигенином, и N-метилдифенилен-имидазол (эпиозин) \/\ОН               \/\ NCH3 ! I                           I L3CH /\/NH2            /\/ N И                            ! ! \/                      \/ морфигенин                       эпиозин обладают некоторым наркотическим и болеутоляющим действием, почему и возможно допустить, что это действие М. зависит от заключенного в нем фенантрена, находящегося при этом в связи с азотсодержащей группой (IV). Что касается возбуждающего действия М., проявляющегося в повышении рефлексов и тетанизирующем эффекте, особенно выраженном у некоторых видов животных, то это действие легче поставить в связь с фенантреновой группой, т. к. содержащие гидроксильную группу производные фенантрена—фенантроли—обладают таким возбуждающим рефлексы действием. М. не является протоплазматическим ядом. Бактерии и плесневые грибки могут развиваться в 1%-ном растворе М. Прорастание маиса и бобов М. не задерживается, прорастание же пшеницы и гороха М. несколько задерживается. Также слабо действует М. и на ферментативные процессы. На инфузории М. действует слабее всех прочих алкалоидов . Точно так же не поражает он и аскарид, а дафнии продолжают быстро двигаться в 1 %-ном растворе М.—М естное действие. На неповрежденную кожу М. и его соли не оказывают заметного действия. Исследования многочисленных авторов об эффекте подкожного введения не дали вполне согласных результатов. Ряд авторов наблюдал при этом анестезирующее действие морфия, равно как и других алкалоидов опия, что зависит от действия М. на соответственные нервные окончания. Повиди-мому М. влияет и на нервные стволы. По Эйленбургу (Eulenburg), при подкожном введении морфия обезболивающий эффект распространяется на участок, где расположены нервные разветвления ствола, вблизи которого введен морфий. Ф. Гаккер (F. Hacker), наблюдавший тот же болеутоляющий эффект при введении солянокислой соли М., приписывает это действие соляной к-те, т. к. не наблюдал его при введении морфийных солей янтарной и меконовой кислот, а равно и свободного основания (последнее впрочем в виду его слабой растворимости вводилось в значительно более низкой концентрации). Во всяком случае все согласны, что местное анестезирующее действие М. очень слабо выражено, и тот эффект понижения болей, который наблюдается при впрыскивании М. в болезненную область, зависит гл. образов от резорптивного действия М. на центральную нервную систему. Более выраженным местным действием повидимому М. обладает по отношению к окончаниям чувствительных нервов в кишечнике (см. ниже). На двигательные нервы действие М. еще слабее, чем на чувствительные. Местно же М. влияет и на стенки капиляров, увеличивая их проницаемость для плазмы крови, почему после внутрикожного впрыскивания морфия на месте впрыскивания описаны случаи появления крапивницы, сопровождаемой зудом. Наконец местно М. оказывает воздействие на элементы гладкой мускулатуры (см. ниже). Всасывание М., судьба его.в организме и его выведение. Неповрежденной кожей М. из водных растворов не всасывается, лишенной же эпидермиса всасывается быстро. Слизистыми М., как и все прочие алкалоиды, всасывается, но не везде одинаково быстро, причем скорость всасывания зависит от ряда условий, из к-рых особое значение имеет характер растворителя и место всасывания (см.). Некоторые слизистые, в том числе слизистая желудка, всасывают М. очень медленно, значительно медленнее, чем слизистая кишечника. Из подкожной клетчатки при подкожном введении М. всасывается быстро. Всосавшийся М. в главной своей части очень быстро исчезает из крови,причем часть его разрушается, часть задерживается организмом, а часть выводится. Разрушение М. может происходить с различной интенсивностью, причем особое значение имеет привыкание к морфию, при к-ром разрушение М. усиливается, а количество выводимого М., как то показали опыты Фауста (Faust) на животных и наблюдения на людях Борнтрегера (Вогп-trager), падает. Из органов М. больше всего задерживается печенью. По Марки (Marquis), через х/4 часа после введения 0,06 морфия кошке в вену около 33 % введенного количества было найдено в печени, 5% в почках, 3% в желудке, 1,3% в крови, по 1% в мозгу и легких и 0,85% в селезенке. Количество М. в печени быстро убывало; через 1 час оно равно 10%, а через 2 часа 1,6%, в остальных органах колебания не велики; позднее М. появляется и в кишечни- ке—через 2\!s часа в тонкой кишке (1,7%) и толстой кишке и кале (1,6%). Задерживается М. в органах частью в неизмененном виде, частью в соединении с какими-то еще точно не определенными хим. компонентами.—Выв одится М.б.ч. калом, даже при парентеральном введении. Попадает он в пищеварительные пути вместе с секретом пищеварительных желез. М., выделяющийся в желудок или кишечник, может всасываться обратно. Опыты на животных показали,что повторное промывание желудка и выведение таким путем морфия может спасти животное, которому введена смертельная доза яда. Меньшая часть М. выводится мочой. В последней М. находится как в неизмененном виде, так и в виде оксидиморфина и др. продуктов, точно не определенных. Резорптивное действие М. обнаруживается гл. обр. на центральной нервной системе, причем это действие у различных видов животных различно как по силе, так и по характеру действия. Как общее правило можно указать, что для отравления животного нужна тем бблыная доза М. (рассчитанная на единицу живого веса), чем ниже стоит данный вид в эволюционном ряду. Объяснить эту зависимость возможно тем, что у низших видов верхние (передние) отделы мозга, которые М поража-. ет всего сильнее, меньше развиты и играют' в общей жизненной экономике меньшую роль, чем у видов, стоящих на более высоких ступенях развития. Труднее объяснить резистентность к М. со стороны нек-рых высоко организованных видов, как свиньи и козы. Наиболее резкое различие в характере действия М. на различные виды животных состоит в том, что у одних животных М. вызывает гл. обр. угнетение, а у других возбуждение. Так, у кролика и собаки М. вызывает отупение, неподвижность и склонность ко сну; у собаки кроме того характерна рвота, а при больших дозах и понос; у копытных наблюдается стремление к движению—животные не могут спокойно стоять на месте; домашняя кошка становится необыкновенно пугливой и беспорядочно мечется по клетке. Кроме того у одних животных, притом не только у тех, на к-рых М. действует угнетающе, но и у таких, к-рых он возбуждает (кошка, лошадь, осел), М. поражает высшие центры, определяющие целесообразность поведения животных, в то время как у других и именно у тех, к-рые переносят особенно большие дозы, эти центры оказываются мало затронутыми. Последнее различие указывает на то, что высшие отделы мозга (расположенные в коре) у нек-рых видов животных менее восприимчивы к М. (может быть потому, что по условиям питания предкам этих животных пришлось выработать невосприимчивость к М. или близким к нему алкалоидам). Что же касается вопроса, почему морфий действует на одних животных угнетающе, а на других возбуждающе, то вопрос этот представляет тем больший интерес, что подобное же различие в действии М. наблюдается и у людей. В то время как М. действует на человека как правило угнетающе, известные восточные расы (особенно малай- цы), а из европейцев некоторые невротики реагируют на М. не угнетением, а возбуждением. Такое двойственное действие М. можно объяснить след. образом. Явления угнетения зависят от поражения соответств. отделов центральной нервной системы, причем страдают отделы, заложенные в коре го-ловн. мозга. Следует отметить, что угнетение последних наблюдается и у тех животных, у к-рых М. вызывает возбуждение. Кошка после введения М. не только возбуждена и пуглива, но и «безумна»: у нее пропадают все приобретенные условные реакции, и она плохо ориентируется в окружающей обстановке, следствием чего является ряд совершенно нецелесообразных движений. Явления возбуждения при М., как и при алкоголе, зависят в значительной мере от угнетения высших тормозящих центров. По Гитцигу (Hitzig), отравленные М. животные ведут себя так, как децеребрированные. Однако тут можно предположить и прямое возбуждающее действие М. на не к-рые функции головного мозга, особенно моторные (м. б. путем первичного возбуждения подкорковых центров). В пользу возможности прямого возбуждающего действия М. говорит ряд фактов, наблюдаемых не только у возбуждаемых этим алкалоидом животных, но и у человека и у угнетаемых М. животных, напр. оживление "нек-рых жизненных процессов при начальном действии М. у людей; углубление дыхания в нек-рые фазы действия М.; центральная рвота у собак и невропатов; положение хвоста у мышей, зависящее от возбуждения известных отделов спин-ного мозга; возбуждающее действие на гладкую мускулатуру; наконец несомненно возбуждающее действие на центральную нервную систему ближайших производных М.— кодеина и тебаина. Следует отметить, что и явления морфий-ного угнетения объясняются нек-рыми видными научными авторитетами прямым возбуждением «центра сна». Этот центр, признаваемый ныне большинством физиологов (и в том числе И. П. Павловым), локализуется в подкорковой области. По Конштамму и Экономо (Kohnstamm, Economo), центр сна подобно всем центрам, заведующим периодической деятельностью, где одна фаза сменяется другой — противоположной, состоит из двух взаимно антагонистических отделов: «центра сна» (в узком смысле) и «центра бодрствования». Ганс Мейер и Пик (Hans Meyer, Pick), признающие прямое возбуждение «центра сна» морфием (а также скополамином), при действии снотворных жирного ряда предполагают лишь его косвенное возбуждение как результат угнетения «центра бодрствования». Эти центры (сна и бодрствования) находятся во взаимодействии с корой и тормозятся ею. Угнетение коры, несомненно существующее при морфии, возбуждает косвенно у человека «центр сна». У кошки то же угнетение коры косвенно возбуждает «центр бодрствования». Согласно такому объяснениюморфий, устраняя влияние коры, косвенно возбуждает как «центр сна», так и «центр бодрствования», на которые кроме того вероятно действует и прямо возбуждающе. Такое двои- ное действие морфия иногда возможно наблюдать непосредственно, как напр. при некоторых случаях идиосинкразии к морфию у человека, когда при морфийном сне наблюдается резкое повышение рефлексов. Обычно однако, как уже было выше указано., резко преобладают или явления угнетения или явления возбуждения. Зависит это от того, что упомянутые выше противоположные центры (бодрствования и сна) действуют друг на друга (подобно центрам антагонистических мышц) взаимно тормозящим образом, почему возбуждение одних сопровождается угнетением других. Так. обр. конечный эффект является следствием преобладания того или другого центра над противоположным. В виду того что у одних видов животных более возбудим «центр бодрствования» (моторный), а у других «центр сна» (тормозной), действие М. одинаково по существу для всех животных, и может внешне проявиться у одних животных возбуждением, а у других угнетением. То же объяснение приложимо и к людям, у к-рых расовые отличия, конституция и состояние нервной системы обусловливают относительную степень возбудимости этих центров. Впрочем часто наблюдаемые явления возбуждения под влиянием М. у восточных народов могут быть объяснены и большим процентом среди них опиофагов, у к-рых явления отравления протекают иначе, чем у лиц, непривычных к опиатам, так как привыкание создается преимущественно к угнетающему, а не возбуждающему действию ядов. Картина действия М. у людей различна в зависимости от дозы. При минимальных дозах (5 мг) наблюдается нек-рое понижение болевойчувствительности,некото-рое угнетение дыхания и ослабление кашля, если таковой имеется. Одновременно угнетаются и всякие другие неприятные ощущения, как-то чувство голода, утомления и т. п. соматические ощущения, а равно и неприятные переживания псих, характера, например страх. Все это резче выступает после 10 мг, особенно при введении под кожу; при этом болевая чувствительность резко понижается, и наступает ясная эйфория. Способность к внешним восприятиям, как показали исследования Крепелина (Krapelin), при этом не угнетена, равно как и интелектуальные способности для работы,не требующей особого напряжения. Фантазия становится даже более живой, чем при норме, но представление о времени и пространстве менее отчетливо, и возникающие фантастические образы напоминают сновидения. Вместе с тем затруднено сосредоточение внимания, и понижена способность к волевым актам, необходимым для производства движений. При той же дозе (10 мг) через нек-рое время после приема М. наблюдается склонность ко сну, к-рый наступает тем легче, чем меньше имеется внешних раздражений, в то время как при наличии последних, напр. шуме, сон может вовсе не наступить. Сон при этой дозе неглубок, сопровождается сновидениями, и заснувшего нетрудно разбудить. После больших доз (15—30 ж?) сон получается очень глубокий, без сновидений. Хотя разбудить от такого сна тол«з возможно, однако разбуженный, если не принимать особых мер, тотчас снова засыпает. Другими характерными симптомами действия М. при больших дозах являются значительное замедление и неправильность дыхания и сужение зрачков, тем более выраженные, чем выше доза. Лицо при больших дозах приобретает багровый цвет, кожа горяча при низкой внутренней t°. Наблюдается затруднение мочеиспускания. При еще бблыпих, отравляющих дозах отравленные впадают в сопорозное состояние и кому, цвет лица бледнеет и принимает синюшный оттенок, зрачки имеют вид булавочных головок, дыхание может стать Чейн-Стоксовым. Для взрослого непривычного к М. человека отравляющие дозы, по Готлибу, начинаются с 0,03—0,05. Минимальные смертельные дозы равны 0,2, а средняя смертельная—0,3—0,4. По Кункелю (Kunkel), минимальная смертельная доза равна 0,09; обычная смертельная—0,1, абсолютная смертельная равна 0,2. По Коберту и Эрбену (Kobert, Erben), смертельная доза per os— 0,3—0,4; при подкожном введении — 0,2 — 0,25.—Д е т и особенно чувствительны к М.; по Готлибу, 3Д случаев отравления М. или опием приходится на детей до пятилетнего возраста; еще чувствительнее новорожденные. Поэтому при назначении М. детям, особенно до 5-летнего возраста, требуется крайняя осторожность, а назначение его, равно как и опия, детям до 1 года совершенно противопоказано. Также требуется осторожность и при назначении М. кормящим женщинам в виду возможности перехода М., хотя и в небольших количествах, в молоко. Беременным (но не родильницам) н значение морфия допустимо, так как М. поражает дыхательный центр, бездействующий у плода; прием же морфия непосредственно перед родами опасен в том отношении, что младенец может родиться с парализованным дыхательным центром. М. оказывает воздействие на все отделы центральной нервной системы. После головного мозга М. поражает продолговатый и наконец спинной, отличаясь в этом отношении от наркотиков жирного ряда, поражающих спинной мозг ранее продолговатого. В головном мозгу, как это видно из картины отравления, ранее всего угнетаются отделы, воспринимающие болевые ощущения, причем в отличие от действия веществ жирного ряда, каковы хлороформ и эфир, болеутоляющий эффект наблюдается без угнетения сознания. Ослабление ощущения боли выражено особенно резко по отношению к болям непрерывного характера, тогда как внезапные раздражения воспринимаются (по Cushny) почти так же, как и без морфия. Кешни объясняет это ослаблением внимания к постоянным раздражениям. По Геду (Head), это воздействие касается синапсов в области ганглиев основания мозга, благодаря чему болевое ощущение и не достигает коры. Наблюдаемое при морфии оживление фантазии наряду с более легким производством нетрудной умственной работы может быть частью зависит от возбуждающего действия морфия, но может быть является следствием угне- ©ИИ                                                                                        7 6 в' тения тормозящих влияний (Johnson). По нек-рым авторам это косвенное влияние М. имеет главное значение. Субъективно это воздействие М. воспринимается как нарастание психических сил и наряду с уменьшением всяких болевых и неприятных ощущений служит основанием к возникновению эйфории, к-рая впрочем наблюдается лишь при небольших дозах М. При больших дозах резко выступают явления угнетения, что и проявляется в виде сна, сопорозного состояния и комы. Однако такого полного угнетения коры при М., как это бывает при наркотиках жирного ряда, получить не удается и при самом сильном морфийном действии. В ответ на электрическое раздражение соответственного отдела коры всегда получается двигательная реакция (Hitzig). Действие М. на продолговатый мозг выражается в воздействии на заложенные в последнем центры дыхательный, сосудодвигательный и блуждающего нерва. В виду того что М. действует на продолговатый мозг ранее, чем на спинной, смерть теплокровных животных и человека при отравлении М. наступает ранее, чем разовьются полностью все стороны его спинномозгового действия, так что обычно можно наблюдать лишь начальные стадии этого действия, а именно—некоторое ослабление спинномозговых рефлексов. Если однако поддерживать жизнь животного искусственным дыханием и после паралича дыхательного центра, то можно наблюдать возбуждение рефлекторного аппарата. Резко повышаются рефлексы, и могут появиться судороги, напоминающие стрихнинные. Иногда, если смерть долго не наступает, те же явления наблюдаются и при естественном дыхании (даже у человека). Значительно резче, чем у теплокровных, повышаются рефлексы в позднем периоде действия М. у лягушек, что можно наблюдать и на обезглавленных животных. Последнее доказывает прямую зависимость рассматриваемых явлений от спинного мозга. На дыхание у человека М. действует . главн. образом угнетающе. Воздействие это проявляется уже после малых доз М. (5 мг) и выражается в меньшей возбудимости центров дыхания. Различные возбудители последних, в том числе и нарастание С02 в крови, вызывают, как показали опыты Леви, Линдгарда и других (Loewy, Lindhard), значительно меньший эффект, чем при норме. При этом ранее всего уменьшается частота дыхания. Что касается его глубины, то согласно Кешни при малых дозах она сначала может уменьшиться, а затем с замед-, лением ритма возрасти, причем общее количество вентиляционного воздуха обычно все же остается уменьшенным. Наблюдения Гиггинса и Минса (Higgins, Means), применявших 5 мг на людях, дали несколько иные результаты. Указанная доза, не уменьшая частоты дыхания, понижала количество вентиляционного воздуха, иначе говоря, понижала глубину дыхания. При этом содержание СО 2 в альвеолярном воздухе возрастало, количество же поглощаемого в единицу времени 02 оставалось неизменным. По Ис-секуцу (В. v. Issekutz), решающее значение для влияния морфия на глубину дыхания имеет предшествующее состояние последнего. Если до приема М. наблюдалась одышка, М. ее устраняет, дыхание становится глубже,иколичеетвовентилирующего легкие воздуха повышается, на нормальное же дыхание М. действует угнетающим образом, понижая энергию каждого отдельного вдоха. При больших дозах морфия дыхание помимо ослабления становится неправильным и может приобрести характер Чейн - Стоксова дыхания. По опытным данным Шмидта и Гарера (Schmidt, Нагег) М. оказывает более сильное воздействие на выдыхательный (экспираторный), чем на вдыхательный (инспиратор-ный) отдел дыхательного нервного аппарата. По этим авторам, угнетающее действие М. именно на первый отдел, затрудняя наступление выхода, замедляет ритм дыхания. Тем же действием может быть объяснено и наблюдаемое иногда под влиянием морфия углубление дыхания, поскольку угнетение выдыхательного отдела способствует более полной деятельности вдыхательного отдела. В настоящее время физиологи признают существование помимо главного бульварного и добавочных спинальных дыхательных центров также и дыхательных центров в головном мозгу. Из опытов Р. Шена (R. Schon), исследовавшего действие морфия на кроликах с удаленными отдельными частями мозга, следует, что М. влияет на центр среднего мозга (в области заднего четверохолмия), возбуждая дыхание (учащение и углубление дыхания), а на центры зрительного бугра, полосатого тела и (вероятно) большого мозга—угнетающе (замедление и нарушение правильности дыхания). Т. о. и тут подтверждается двойной характер действия М., на что было указано при общей характеристике действия его на антагонистические центры. Существенным отличием действия М. на дыхание от специфических возбудителей последнего, каковы СО 2 и лобелии, является, по Шену, локализация действия. В то время как морфий влияет на супербульбарные центры (возбуждая одни и угнетая другие), С02 и лобелии действуют через бульбарные центры. Наблюдаемое при отравлении большими дозами М. Чейн-Стоксово дыхание зависит, по Шену, от воздействия морфия на центры, заложенные в зрительном бугре, полосатом теле и большом мозгу, так как у децеребрированных животных, лишенных упомянутых центров, оно не наблюдается. Далее М. наряду с понижением чувствительности дыхательных центров к рН крови понижает и их рефлекторную возбудимость. Раздражение чувствительных нервов полости рта, носа, гортани—тройничного и верхнегортанного—не дает обычного эффекта; так напр. вдыхание кроликом паров аммиака не вызывает так легко остановки дыхания. Это действие М. стоит в несомненной связи с общим угнетением чувствительности морфием. У децеребрированных кроликов М. повышал рефлекторный эффект вдыхания аммиака (Cushny).—Наряду с угнетающим действием на дыхание М. влияет подобным же образом на тесно связанный с дыхательным центром центр кашля. Противока-шлевое действие М., как уже было указано, проявляется при применении очень малых доз М. В виду того что кашлевые движения по преимуществу экспираторные, приведенные выше данные об угнетении М. выдыхательного отдела представляют особый интерес. При действии М. на кашель существенным моментом является понижение рефлексов с чувствительных нервов дыхательного аппарата (особенна верхне гортанного нерва). Это действие М. в данном случае потому особенно выражено, что раздражение здесь является постоянным, а не прерывистым, т. е. имеет именно тот характер, при к-ром действие М. сказывается, по Кешни, всего сильнее.—Воздействие М. на просвет дыхательных путей не характерно. На кровообращение М. оказывает гораздо меньшее влияние, чем на дыхание, т. ч. влияние его при терапии обычно вовсе не учитывается. Терапевт, дозы, а равно и большие, вначале оказывают у человека на сердце нек-рое вбзбуждающее действие, выражающееся в учащении и усилении сердечных сокращений, что потом сменяется нек-рым замедлением пульса, особенно при наступлении сна. Ритм пульса при больших дозах может стать неправильным, сокращение желудочков не совпадать с сокращениями предсердий, и нарушение проводимости сердца может дойти до полной поперечной блокады сердца. Все эти явления могут быть устранены отравлением окончаний блуждающего нерва атропином, перерезкой этого нерва и наконец еще большими дозами М., парализующими центр блуждающего нерва. У собак резко выраженное замедление пульса от М. также вызвано повышением тонуса центров блуждающего нерва, что Готлиб ставит в зависимость от угнетения М. коры, тормозящей во время бодрствования центр п. vagi; но возможно предположить возбуждение морфием этого центра через центр сна, а также и прямое, в пользу чего говорит стойкость этого симптома при привыкании к М., в то время как симптомы угнетения чрезвычайно ослабевают. По опытам Смирнова на собаках М. резко повышает ваготропное действие кальция, что объясняется этим автором устранением влияния коры на центр блуждающего нерва. Очень большие дозы М. ослабляют деятельность сердца, причем значительную роль играет тут ослабление дыхания и вызываемая этим аноксемия наряду с сосудодвигательным расстройством. Непосредственное действие М. на сердце выражено еще слабее. На изолированное сердце кошки и кролика (Vinci, Арбузов) М. в малых дозах оказывает сперва возбуждающее, а затем угнетающее действие. Большая концентрация (0,5—1,0:1000) М. в питательной жидкости угнетает сердце. Особенно чувствительно к М. сердце собаки. Наименее чувствительно сердце кролика. Кровяное давление под влиянием М. долго остается в пределах нормы. Наблюдаемое уже при начальных степенях отравления М. расширение сосудов лица и тела, обусловливающее их багровый, а после развития асфиксии синюшный цвет, зависит от действия М. на сосудодвигательный центр; на давлении это частичное расширение со- судов не отзывается, т. к. оно компенсируется или сердцем или тонусом внутренних сосудов. При глубоком отравлении и расширении внутренних сосудов лицо может стать бледнее, сохраняя синюшный оттенок. На сосуды малого круга.как показали новейшие опыты ЛуизадаДЬшвайа), М. начинает оказывать нек-рое влияние в дозах, лишь значительно превосходящих терапевтические.— Скорость кровообращения под влиянием М., как показали исследования Щербака на собаках, сначала увеличивается, а затем при отравляющих дозах с расширением сосудов и ослаблением деятельности сердца резко падает,особенно в венах. Нередко М. в больших дозах как при приеме per os, так и при подкожном введении, вызывает тошноту и даже рвоту, что впрочем чаще наблюдается уже в период последействия. У собак рвота наблюдается как правило еще в первом периоде действия. Рвота здесь центральная и не зависит от раздражающего действия морфия на чувствительные нервы желудка и кишок, т. к. может быть вызвана, как это показали опыты Игл стона и Гатчера (Eggleston, Hatcher), у животных с вырезанными внутренностями. Наряду с этим предварительн. введение морфия даже в малых дозах предотвращает рвоту, вызываемую апоморфином, что до сих пор не получило еще исчерпывающего объяснения. Вероятно рвота, вызываемая М. и апоморфином, зависит от воздействия этих алкалоидов на различные центры. В таком случае противорвотное действие М. при апоморфине возможно объяснить угнетающим действием М. на центр, возбужденный апоморфином. Различие центров, с которых получается рвота при апоморфине и М., доказывается между прочим тем, что, пользуясь М.           безусловным раздражителем, Крылов получил условный рефлекс рвоты на собаке на укол или даже на помещение в станок, тогда как при применении апоморфина, возбуждающего другой (более низкий) центр, получить подобный эффект нельзя. На пищеварение М. оказывает действие, влияя на секреторную и двигательную функции пищеварительного аппарата. Действие это выражается в следующем: у человека под влиянием морфия наблюдается уменьшение выделения слюны и сухость во рту. Секреция желудочных желез сперва угнетается, а потом после скрытого периода (от х/а до нескольких часов) резко усиливается; выделение желчи, панкреатического сока и кишечных желез уменьшается. То же в общем наблюдается и у животных, хотя у собак наблюдается слюнотечение, связанное с периодом тошноты и рвоты. На химизм переваривания М. в общем оказывает слабое действие, причем эффект, заключающийся в нек-рых случаях в улучшении, а в других в ухудшении переваривания, согласно опытам Фужитани(Ри,^аш) (in vitro) зависит не от самого алкалоида, а от связанных с ним кислотных остатков. Так, по опытам Фужитани 1%-ный и 2%-ный растворы солянокислого морфия увеличивают переваривающую силу пепсина, а 0,01%-ный—2%-ный сернокислый М. умень- шают ее.—На двигательную функцию -пищеварительного тракта М. действует весьма сложно. Действие это частью местного частью резорптивного характера и является следствием влияния морфия на центральную нервную систему и на эндокринный аппарат. При этом эффект М. у различных животных различен, и причины этого различия не вполне еще выяснены. Как общее правило малые и средние дозы М. у всех видов животных вызывают явления запора, большие же дозы у некоторых видов, как напр. у кошек и собак, вызывают явления поноса. У человека запор наблюдается при всех дозах.—Местное действие морфия выражается здесь в следующем. Морфий вызывает, как показали опыты Магнуса (Magnus) на кошках, продолжительное закрытие привратника (спазм препилорического, потом пилори-ческого сфинктера), благодаря чему содержимое желудка долго (до 20—30 часов) в нем задерживается. Этот эффект, особенно резко выраженный у кошек, а отчасти и у собак, является по Магнусу главной причиной морфийного запора у кошек, причем у кошек он наблюдается и при перерезке всех нервов, идущих к пищеварительному тракту, чем доказывается местное происхождение явления. У человека закрытие привратника от морфия выражено слабо и притом только в молодом возрасте и при относительно больших дозах (начиная с 0,01). При 0,005 (при введении под кожу или per os) закрытия привратника не бывает, а благодаря усиленной желудочной перистальтике пища из желудка переходит в duodenum даже ранее, чем при норме. Наряду •с закрытием привратника М. вызывает спазматическое закрытиеи др. сфинктеров—илео-цекального и ректального,. Действие морфия на кишечник различных животных представляет также много разнообразия. Согласно опытам П. Тренделен-ciypra (P.Trendelenburg) морфий на изолированную петлю кишечника морской свинки действует, угнетая перистальтику и понижая тонус кишки. Аналогичное действие оказывает М., по Готлибу, вероятно и на кишечник человека, в то время как на изолированный кишечник других животных (кролика, собаки) М., равно как кодеин и тебаин, влияет возбуждающим образом. Местное запирающее действие М. подкрепляется вероятно (хотя это и не всеми исследователями признается) его центральным действием через п. splanchnicus. Центры последнего, тормозящие перистальтику и вызывающие спазм кишечных сфинктеров, возбуждаются М. подобно тому, как это происходит и при физиол. сне. В этом же эффекте тормозящего влияния п. splanchnici может играть некоторую роль и повышение в крови под влиянием М. содержания адреналина, этого специфического возбудителя нервных окончаний симпатической си-„стемы, к которой принадлежит и п. splanchnicus. Замедление перистальтики и закрытие сфинктеров кишечника влечет за собой более долгое пребывание в нем содержимого. Это в свою очередь способствует большему всасыванию кишечником воды, •отчего становится плотнее консистенция со- держимого. В том же направлении влияет и уменьшение секреции пищеварительных желез. Далее перистальтика замедляется и потому, что М. действует угнетающим образом на окончания чувствительных нервов в кишечнике, вследствие чего местные раздражения не оказывают того влияния на движение кишечника, как в норме. Наконец в тэх случаях, когда перистальтика усилена вследствие возбуждения системы блуждающего нерва, М. оказывает успокаивающее действие, парализуя окончания nervi vagi, как это показали опыты Якоби. В общем у человека под влиянием М. пища в желудке не задерживается, а иногда оставляет его даже ранее нормы; по тонким кишкам она продвигается медленнее нормы; главная же причина запора зависит от задержки пищи в толстых кишках. Помимо кишечника М. влияет и на другие органы с гладкой мускулатурой. Характерным явлением при отравлении морфием является сужение зрачков. Наблюдается оно только у человека и тех животных, на к-рых М. действует угнетающе; при сильных степенях отравления зрачки могут принять размер булавочных головок. Пробуждение от морфийного сна не сопровождается тотчас же расширением зрачков, как это бывает напр. при хлораловом сне. При наступлении асфиксии в конечном стадии отравления сужение зрачков сменяется расширением. У животных, на к-рых М. действует возбуждающе, он вызывает не сужение, а расширение зрачков. Морфийное сужение зрачков—центрального происхождения, не вызывается местным применением М. на глаз и зависит от повышения тонуса центра п. oculomotorii. Атропин, парализующий окончания nervi oculomotorii, уничтожает сужение. Что касается причин повышения тонуса упомянутого центра, то тут повидимому имеет место явление, аналогичное возбуждению морфием центра п. vagi и зависящее от угнетения корковых тормозов центра nervi oculomotorii. Возможно также возбуждение центра п. oculomotorii, наступающее как следствие возбуждения «центра сна», т. к. при всяких видах сна как естественного, так и наркотического этот центр прямо или косвенно возбуждается и зрачки суживаются. Наконец не исключена возможность и прямого возбуждения М. центра п. oculomotorii. М. вызывает одновременно с сужением зрачков повышение способности к дивергенции глазных осей. Способность • к конвергенции, а равно и вообще к движениям глазного яблока, понижается. Изменения зрачка и подвижности глазных мышц, а также иногда наблюдаемое временное расстройство аккомодации (спазм), могут отозваться на остроте зрения. На матку М. действует возбуждающе. В виду того что это действие обнаружено и при опытах на изолированных матках кошек и морских свинок, следует, что оно по крайней мере отчасти периферического происхождения. Возбуждающе действует М. и на сфинктер мочевого пузыря, почему при отравлении М. наблюдается затруднение мочеиспускания,.иногда сопровождаемое болезненными позывами на последнее. Подобно сужению зрачка, спазм сфинктера может наблюдаться и в периоде последействия после пробуждения от морфийного сна. Готлиб объясняет это действие М. угнетением тех отделов нервной системы,которые тормозят центр, заведующий сфинктером; но и тут возможны другие объяснения (напр. через центр сна), аналогичные только-что приведенным объяснениям морфийного мио-за. Следует отметить, что атропин не всегда прекращает спазм сфинктера пузыря.—При рассмотрении местного действия М. было уже указано, что подкожное введение этого алкалоида вызывает иногда зуд, явления крапивницы и отек в окружности места введения. Подобные же явления наблюдаются у некоторых лиц, обладающих идиосинкразией к М., и как результат резорптив-ного действия, причем эти кожные явления иногда сопровождаются ознобом. Обычно при применении даже терап. доз М. наблюдается несколько усиленное выделение пота, что заслуживает особого внимания в виду того, что М. почти на все железы оказывает тормозящее действие. Действие М. на обмен весьма сложно. Тут имеется ряд косвенных влияний, каковы влияния морфия на моторные функции, на дыхание, на эндокринный аппарат, на t° и др., т. е. ряд воздействий, которые все несомненно оказывают то или другое влияние на обмен. Кроме того не исключена возможность и прямого действия морфия на центры, к-рые заведуют обменом. Установить, каков механизм того или другого конечного эффекта, часто не представляется возможным, тем более что результат действия морфия в различных случаях может носить далеко не одинаковый характер. Влияя на общее поведение животного, М. утех животных, на которых действует успокаивающе, понижает газообмен, а у тех, на которых действует возбуждающе, повышает его. Выше было указано, что морфий понижает чувствительность дыхательного центра к С02; поэтому и выделение С02 у людей после приема терапевтич. доз М. понижается, в то время как поглощение О 2 остается нормальным (Higgins и Means, Heymans). При больших дозах уменьшается и поглощение кислорода, а вместе с тем повышается содержание молочной кислоты в крови и моче, и повышается ацидоз.—Под влиянием морфия t° тела падает, что в значительной мере зависит от угнетающего действия морфия на терморегулирующий центр. Вместе с тем при М. наблюдается также и более легкое по сравнению с нормой поднятие t° тела при высокой окружающей t°, и это потому, что организм уже не охраняет своей t° ни от понижения ни от поднятия в той же мере, как при норме. Некоторое падение t° впрочем происходит у животных и после удаления у них отделов мозга, заключающих терморегулирующий центр.—На общий азотистый обмен М. влияет относительно слабо; пуриновый обмен однако довольно резко понижается. Действие морфия на углеводный обмен не всегда одинаково. Так, морфий, особенно в больших дозах, способен вызвать исчезновение гликогена из печени, гипергликемию и гликозурию. При этом, как показали опыты некоторых авторов, М. возбуждает центр п. sympathici. Возбуждение с последнего передается надпочечникам, повышающим благодаря этому выделение адреналина, что в свою очередь способствует мобилизации гликогена печени. Следует отметить, что удаление надпочечников лишь временно понижает морфийную гипер гликемию, что указывает на наличие и других причин, вызывающих последнюю. С другой стороны в нек-рых случаях, как напр. при диабете, М. понижает гипергликемию и гликозурию. Механизм действия и тут не вполне выяснен. По мнению Альгрена (Ahlgren) М. действует в данном случае инсулинопо-добно, причем эффект связывается с некоторыми особенностями строения морфийной молекулы. М. принадлежит к числу тех веществ, к к-рым легко образуется привычка (см. ниже—морфинизм). Терапевтическое применение морфия и содержащего его опия чрезвычайно велико, и до сих пор не потеряло смысла изречение одного из учеников Парацельса, Сильвия де л е-Боэ (Sylvius de le Воё): «Nollem praxim me-dicam exercere, si carerem opio» («я не хотел бы заниматься врач, искусством, если бы лишен был опия»). Применяется М. (и опий> для следующих целей: 1)для ослабления и уничтожения болей, в частности при различных видах колик. Однако внезапные боли М. подавляет слабо, почему и не может применяться сам по себе при хир. операциях. Польза от М. как болеутоляющего средства не ограничивается уменьшением страданий б-ного, но влияет частью благоприятно и на течение болезненного процесса, так как, принося успокоение, ставит-б-ного в более благоприятные условия для борьбы с б-ныо. Противопоказанием к назначению М. служит хрон. характер болей, т. к. в этом случае легко развивается морфинизм. Поэтому при таких заболеваниях выгодно заменить М. опием и еще лучше кодеином, к которому привычки не образуется, но к-рый зато и слабо влияет на боли. 2) Как снотворное, средство в тех случаях, когда бессонница вызвана болями, кашлем и другими неприятными ощущениями. 3) При кашле, особенно сухом, причем М. нередко дается в комбинации с отхаркивающими (напр. Доверов порошок). Тут целесообразна замена М. кодеином и дионином. Назначение М. при кашле с обильным выделением противопоказано, т. к. задержка последнего в дыхательных путях не желательна. 4) При одышке легочного происхождения М. может назначаться с целью понизить ненормально повышенную возбудимость дыхательного центра и способствовать установлению более продуктивного дыхательного режима. В этом случае назначение М. требует особой осторожности. 5) При сердечных заболеваниях, когда следствием их является одышка (циркуляторная). Польза, тут заключается,. во-первых, как и при одышке легочного происхождения, в понижзнии возоудимо-сти дыхательного центра и в уменьшении вследствие этого одышки; во-вторых—r успокоении сердцебиения, поскольку последнее зависит от одышки. При крово- течениях М. полезен как средство, способствующее более покойному поведению больного. 6) При астме назначение М. требует особой осмотрительности в виду возможности развития морфинизма. 7) При поносе (предпочтительнее — опий)—ради успокоения перистальтики и уменьшения болей. Назначается нередко после слабительного, при помощи к-рого рассчитывают вывести из кишечника вещества, вызвавшие понос. При применении с тахсой целью каломеля последующее назначав не М. требует осторожности и возможна лишь при уверенности, что все порции каломеля выведены. 8) При перитоните ради уменьшения боли и ослабления движений кишечника назначается М. и опий. 9) При свинцовой колике и др. спазматических сокращениях кишечника назначается М. (опий) наряду с атропином. 10) При смешанных наркозах, причем впрыскивание М. позволяет применить основное наркотическое в значительно меньших дозах, напр. при наркозе хлороформ+морфий, особенно в комбинации с эфиром (при т. н. Rauschnar-kose) и наркотическими, применяемыми (не ингаляционным методом: гедоналом, скопо-ламином, авертином, солями магния и пр. (см. Наркоз общий). 11) При кровоизлияниях в кишечнике, легких и других местах, недоступных для механического или хир. воздействия, ради уменьшения движения кишечника и успокоения б-ного, что очень важно для самостоятельного прекращения кровотечения. 12) При тошноте М. в малых дозах иногда может принести пользу, подобно тому как он действует при апоморфийной рвоте (см. выше). 13) Назначали М. (будто бы с успехом) при малярии (Cuslmy), причем механизм действия не выяснен. 14) Прежде назначали иногда М. при диабет е.—П р о-тивопоказания к назначению М.: 1)  Детский возраст, причем до 5 лет рекомендуется применять не морфий,а опий, и то с особой осторожностью, а до 1 года вовсе воздерживаться от назначения и опия. 2)  Хрон. характер боле й—во избежание развития морфинизма. 3) Глубокое поражение дыхательного центра. Так напр. при отравлении боевыми веществами группы удушающих назначение М. требует большой осторожности. 4) Склонность к гиперемии мозга, особенно в стар-ческ. возрасте, в виду увеличения под влиянием морфия застойных явлений в мозгу, что между прочим выражается у некоторых лиц головными болями в периоде последействия.—Диагностика морфийного или опийного отравления может представить известные затруднения. Наряду с общими симптомами отравления—красно-багровой или бледносинюшной кожей лица, редким, иногда неправильным дыханием, ослаблением рефлексов—наиболее характерным признаком является крайнее сужение зрачков и их слабая реакция на свет. При отравлении опием к этому присоединяется характерный запах изо рта. Лечение острого отравления состоит ранее всего в промывании желудка, даже в случае подкожного введения яда. В последнем случае цромывание имеет в виду удаление морфия, который выделился из крови в полость желудка. Промывание можно производить водой Доги слабым раствором марганцовокалиевой соли (1 : 2 000) с целью разрушения М. Назначение рвотных не целесообразно, так как может остаться безрезультатным. Марганцовокислый калий дается и per os в растворе 1 ■: 25G чайными ложками через 10—15 минут для разрушения М. С целью адсорпции морфия полезно вводить животный или другой, ио возможности активированный уголь в порошке. Полезно назначение клизмы дл^я удаления морфия цз кйшечндеа. Клизмы следует повторять, тогда как повторное промывание желудка в более поздних стадиях отравления вряд ли целесообразно в виду того что М. в это время в полость желудка уже более не выделяется. Дальнейшей задачей врача является поддержание деятельности дыхательного центра. С этой целью применяются различные наружные физ. и хим. раздражающие: холодная вода на затылок, горчичники', растирания и т. п. С той же целью больному по возможности не дают спать, насильно заставляют ходить, водя под руки («амбулаторное» лечение). При этом рассчитывают на возбуждение центра бодрствования, антагонистического центру сна. Вместе с тем стремятся возбудить дыхательный центр рядом фармакол, средств: применяют кофеин в виде подкожных впрыскиваний (10%-ный раствор 1—3 слг3) и внутрь в виде крепкого кофе и чая, подкожные впрыскивания стрихнина (Strychnimim nitr. 1%-ный раствор 1—3 см3), лобелица (Lobelinum hydroehlor. до 0,01 подкожно или внутримышечно), камфоры, вдыхание С02 (5 — 7% в смеси с воздухом или 02). Предложенное в качестве противоядия применение атропина как антагониста М., возбуждающего дыхание, требует особой осторожности. Опыты на различных видах животных доказывают синергизм действия М. и атропина, примененных в сколько-нибудь значительных дозах. Применение кровопускания с расчетом на выведение яда с пог следующим вливанием физи.ол. раствора в расчете на вымывание яда из центральной нервной системы вряд ли может дать особо благоприятные результаты. При остановке дыхания применяется искусственное дыхание, которое и поддерживается, пока сердце продолжает сокращаться. Препараты.—1. Morphium, s. Mor-р h i n u m, морфий; свойства—см. выше; в виде основания в терапии не применяется.— 2. Morphinum h у dr och lor i cum, s. muriaticum, M. хлористоводородный; C17H„ON(OH)8HCl + 3HaO; белые, шелковистые, игольчатые кристаллы или белые кубические кусочки, состоящие из микроскоп. переплетающихся иголочек, растворимые в 25 ч. холодной, в, 1 ч. кипящей воды, в 50 ч. спирта, в 20 ч. глицерина, нерастворимые в,эфире. Растворы хлористоводородного М. нейтральны и обладают горьким вкусом. Высший однократный прием 0,03, высший суточный ОД (Ф VII). Применяется в растворах, порошках, пилюлях, суппозиториях. Для подкожных инъекций в рас- •25 творе 1 : 50—100 воды.-—3. М. aceticum, М* уксуснокислый, C17H1903N . СН3СООН+ +ЗН20; белый или желтовато-белый рыхлый кристаллический порошок; пахнет слегка ;уксусом, растворяется в 12 ч. холодной воды и в 3 ч. кипящей, в 30 ч. спирта. (При хранении соль выделяет часть уксусной к-тЫ, после чего уже не дает прозрачного раствора; последний получается от прибавлений уксусной кислоты.) Применяется, М. hydrochloricum, но не для подкожного впрыскивания.—4. М. hydrobromicum, М. бромистоводородный, C17H1903N.HBr + +2Н20; бесцветные иглы, растворимые в 25 ч. холодной и 1 ч. горячей воды, в 50 ч. холодного и 10 частях кипящего алкоголя. Применяется, как М. hydrochloricum.— 5. М. 1 а с t i с u m, M. молочнокислый, C17H1903N.CH3CH[OH]COOH; желтоватый порошок или тонкие иглы; растворяется в 10 ч. воды. Применяется, как М. hydrochloricum.—6. М. meconicum, M. меконо-вокислый, (СиНиОз^з.СтН^+бНаО; белый порошок, легко растворимый в воде. Применяется очень редко, как М. hydrochloricum.—7. М. oleinicum,M. олеино-вокислый, C17H1903N.C17H33COOH; имеется в продаже в виде М. oleinicum solutum; 20%-ный раствор в жирном масле.—8. М. р h t h a 1 i с u m, M. фталевокислый, (C17H1903N)2.C6H4(COOH)2; аморфный желтоватый порошок, хорошо растворимый в воде. Применяется, как М. hydrochloricum.— 9.М. stearinicum, M. стеариновокис-лый, C17H1903N.C]7H35COOH; белые блестящие чешуйки, плавящиеся при t° около 85°. Растворяется в жирных маслах. Раствор в миндальном масле 0,5:50,0—Morphin61.—■ 10. М. sulfuricum, M. сернокислый, (C17H1903N)2.H2S04-f-5H80; бесцветные иглы; растворим в 20 ч. холодной и 1 ч. кипящей воды, трудно растворим в спирте. На воздухе, особенно при 30—40°, отдает кристаллизационную воду. Применяется, как М. hydrochloricum. Максимальная доза на прием 0,05, еутбчная—0,15 (Hager).—11. М. tartaricum, M. виннокаменнокислый, (Cl7H1903N)2.C4H6Oe-f3H20; маленькие бесцветные иглы, часто соединенные в пучочки. На воздухе легко выветриваются (уже при 20°). Растворяется в 11 ч. воды, в спирте почти нерастворим.—12. М. valeriani-cum, M. валериановокислый, C17H1903N. .С4Н9СООН, бесцветные блестящие кристаллы, пахнущие валериановой к-той. Применяется, как М. hydrochloricum.—-13. N а г с о-р h in (С. F. Boehringer и Sohne, Mannheim-Waldhof), двойн. соль М. и наркотина с ме-коновой к-той, C17H1903N.C22H3307N.C6H803. .(СО"ОН)8+4Н20; белый порошок, растворимый в 12 ч. воды и в 25 ч. спирта. 1 ч. наркофина и 1 ч. воды дают сиропообразный раствор, к-рый при прибавлении воды мутнеет, а при дальнейшем ее прибавлении снова просветляется. Содержит 33% М.; 100 ч. наркофина соответствуют 32 частям солянокислого М. Присутствие наркотина в препарате усиливает наркотическое действие М.,не усиливая его побочных действий. Применяется, М. hydrochloricum. Вместе со скопола-мйном—для наркоза. Дозы на прием 0,015— 0;03.—14. A m n e si n, водный раствор, со- держащий в 1 см3 0,2 Chinini dihydrochlorici carbamidati и 0,012 молочнокислого морфин-наркотина. Применяется как болеутоляющее при родах. Подкожно и внутримышечно по 1 см3. При надобности—повторно.— 15.  Dilaudid, солянокислая соль дигид-роморфинона с заменой алкогольной группы кетонной. По опытам Шена на кроликах, действует в 10 (внутривенно)—15 раз (при подкожном введении) сильнее М. (судя по рефлексам). На дыхание действует в 5 раз сильнее М. Явления возбуждения, заметные в начале действия, возрастают с дозами. Дыхание в малых дозах угнетается, в больших возбуждается. Привычка образуется труднее, чем к морфию; при кашле 0,0025.— 16. Дионин (см.).—17. Героин (см.).—18. Кодеин (см.).—19. Morphosan (T. Riedel, Berlin), Morphinum methylobromatum, C17H,903N<Br320; белые кристаллические иглы, легко растворимые в воде (1 :20), трудно—в спирте. Применяется подобно М., героину и дионину; не дает привыкания, и воздержание легко переносится; слабее М. примерно в 10 раз; доза 0,05— 0,2 per OS ИЛИ ПОДКОЖНО.                  А. Лихачев. Открытие в судебных случаях. Объектами исследования на М. могут быть внутренности, слюна и моча человека, а кроме того лекарственные препараты: порошки, пилюли и пр. Для открытия М. во внутренностях (содержимом желудка и проч.) последние измельчаются и настаиваются с алкоголем, подкисленным виннокамен. кислотой; от времени до времени спирт сливают и заменяют его новыми порциями (см. Яды, изолирование). Слитые вместе спиртовые вытяжки профильтровывают и выпаривают до густоты сиропа на водяной бане при t° не выше 40°, еще лучше—в вакууме. Сиропообразную массу обрабатывают алкоголем, прибавляя его небольшими порциями, и профильтровывают; снова испаряют алкоголь, оставшуюся массу снова обрабатывают алкоголем, повторяя операцию до тех пор, пока алкоголь перестанет давать осадок (белки). После этого сиропообразную массу смешивают с водой, фильтруют, фильтрат повторно извлекают хлороформом до тех пор, пока хлороформ еще продолжает что-либо извлекать. Далее водную жидкость подщелачивают едким натром и снова извлекают хлороформом (очистка от других алкалоидов). Наконец раствор смешивают с избытком хлорист. аммония (заменяют едкий натр, переводящий М. в фенолят, не извлекаемый хлороформом, гидратом аммония) и повторно извлекают хлороформом. Хлороформ испаряют при комнатной t°. Остаток очищают повторным растворением в воде с добавлением едкого натра и с извлечением хлороформом, затем снова выделяют, добавляя хлористый аммоний и снова извлекая хлороформом. Остаток по испарении хлороформного извлечения из аммиачного раствора (раствор гидрата аммония) испытывают на М. (см. ниже).—При извлечении М. из с л ю н ы последнюю подкисляют виннокаменной к-той и осаждают белковые вещества, прибавляя алкоголь небольшими порциями. Алкогольную вытяжку обраба- тывают далее, как при вытяжке из внутренностей.—При извлечении М. из мочи последнюю подкисляют виннокаменной к-той, сгущают выпариванием и повторно извлекают небольшими порциями хлороформа. Затем мочу подщелачивают едким натром и снова извлекают; наконец по добавлении избытка хлористого аммония извлекают хлороформом М. (см. выше).—Р е а к ц и и М. 1) Реакция Марки: остаток, испытуемый на М.,смачивают несколькими каплями концентрированной серной к-ты, содержащей формальдегид (1 капля формалина на 1 см3 серной к-ты): характерное фиолетовое окрашивание (общее с кодеином и др. производными М.). 2) Реакция Фреде: остаток растворяют в концентрированной серной кислоте и прибавляют крупинку молибдено-во-кислого натрия или аммония: фиолетовое окрашивание, переходящее в розовое. 3) Свеже приготовленн. раствор хлорного железа дает синее окрашивание (указание на фенольный характер М.—отличие от кодеина). — Для количественного определения может служит колориметрическое определение,—сравнение раствора М. со стандартным раствором по прибавлении к ним диазоти-рованной СуЛьфаниЛОВОЙ К-ТЫ. А. Степанов. Отравления М. встречаются чаще всего с целью самоубийства. Затем нередки случайные, «медицинские» отравления, из которых большая часть случаев падает на ранний детский возраст. Известны случаи употребления М. и с целью убийства, хотя М. трудно дать незаметно вследствие его горького вкуса. Наконец привычное употребление М. ведет к хрон. отравлению. Статистика смертельных отравлений морфием (и опием) в РСФСР по данным главного суд.-мед. эксперта за 1924—25 гг. выражается в следующих цифрах: Смерт. отравления 1924 г. 1925 Г. Всего 27 9 Несчастные случаи .... Из отчета по суд.-мед. экспертизе РСФСР за 1926 г.: убийства—1, самоубийства—55, детоубийства—1, несчастных случаев—2, не установлено — 1. — Пат.-анат. картина при остром отравлении М. еще недостаточно изучена. При вскрытии трупов лиц, умерших от отравления М., наблюдали следующие явления: во внутренних органах явления полнокровия с многочисленными, в некоторых случаях мелкими кровоизлияниями в различных органах. Мозг и его оболочки, а иногда и легкие, резко гиперемированы; значительно растянут мочевой пузырь. При длительной агонии в сердце можно найти обильные кровяные сгустки'; в таких случаях вторично развивается отек мозга и легких. Сужение зрачков, резко выраженное при жизни, на трупе обычно отсутствует. При приеме больших количеств М. иногда можно найти кристаллики его во рту и желудке.—При хрон. отравлении М. отмечается резкое истощение и образование аб-сцесов и многочисленных рубцов на месте инъекций. При микроскопич. исследовании органов в случаях острого отравления морфием Зизак (Sysak) нашел в печени некрозы в центре долек, большое содержание жира, а также довольно большое количество гликогена по периферии печоночных долек; в почка х—мелкие капельки жира в петлях Генле и собирательных трубочках; в поджелудочной железе—равномерное распределение жира в островках; не-: равномерное ожирение мышцы сердца; в нервных к летка х—явления мутного набухания, вакуолизация протоплазмы и хроматолиз. Все эти пат.-анат. и гист. данные при остром отравлении М. ничего характерного не представляют. Поэтому суд.-мед. диагностика в таких случаях основывается на совокупности всех данных: анамнеза, клин, данных, пат.-анат. картины и суд.-хим. исследования внутренних органов. Некоторые авторы считают, что доказательством отравления М. служит только хим. исследование. Органы направляются на исследование обычным порядком. При этом следует иметь в виду, что и при подкожном введении М. часть его выделяется слизистой желудка.                                                   М. Авдеев. Морфинизм. Под морфинизмом разумеется пристрастие к М. как к средству, дающему определенную эйфорию. В результате морфинизма развиваются с одной стороны явления отравления организма, а с другой стороны при прекращении употребления М. также возникает ряд расстройств. Общим поводом к злоупотреблению М. является его способность вызывать у большинства людей чувство чрезвычайного благосостояния, при к-ром исчезают все неприятные переживания—физ. боли, огорчения, заботы и т. д. При повторном применении, М. очень скоро становится необходимостью, что и толкает человека на путь морфинизма. Из числа частных поводов к злоупотреблению М. наиболее обычным является назначение данного средства врачами, гл. обр. с целью устранения болей различного происхождения— невральгий, стреляющих болей при табесе, болей после операций, при печоночных и почечных коликах, в нек-рых случаях— с целью облегчения тяжелого душевного состояния. Иногда подобными поводами служат любопытство и подражание (морфинизм супругов, товарищей, соседей и т. д.). Минувшая мировая война с ее влиянием на нервно-психическую сферу в значительной мере способствовала распространению морфинизма как в СССР, так и в других странах. Интересно, что первая широкая волна морфинизма возникла также после войны (франко-прусской 1871 г.). Ближайшее изучение нервно-псих. склада морфинистов приводит к заключению, что большинство из них еще до начала морфинизма обладало неустойчивостью нервно-псих. сферы. У ряда лиц эта неустойчивость достигает степени выраженной психопатии. При изучении семей морфинистов оказывается, что в их роду наблюдается обычно большое число выраженных психопатов, самоубийств и т. п. Сами морфинисты в нек-рых случаях злоупотребляют не только М., но одновременно и алкоголем, и кокаином, и др. наркотиками. По телосложению большинство морфинистов астеники, в то время как хрон. алкоголики принадлежат ко всем формам телосложения. Алкоголь—бытовой яд, М.—яд психопатов. Значительный контингент морфинистов—лица, для к-рых М. является доступным в силу их профессии: врачи, фармацевты, лекарские помощники, акушерки, сестры милосердия. (Из 1000 случаев морфинизма у Rodet врачей было 287.)—Обычно при морфинизме имеет место подкожное введение М. Лишь в редких случаях наблюдается внутреннее его применение. Вследствие привыкания лишь немногие б-ные остаются в дальнейшем на первоначальных дозах. Большинство постепенно их увеличивает. Многие доходят до суточной дозы в 1,0, нек-рые-— до 3,0, а отдельные лица—до 5,0 и выше. Несмотря на постепенное повышение доз, то приятное состояние, к-рое доставляет б-ным каждый раз употребление М., с течением времени становится все менее длительным и все более слабо выраженным. Симптомы и течение. Явления отравления развиваются обычно спустя х/2— 1 год после начала употребления М. и касаются как соматической, так и психическ. сферы. Со стороны соматической сферы обращает на себя внимание прежде всего о б-щий упадок питания. Развивается исхудание, подкожный жировой слой исчезает, кожа становится дряблой, сухой, приобретает землистый цвет и обнаруживает наклонность к образованию нагноений (пустул, фурункулов и абсцесов), зависящих частью от инфекции при самом производстве инъекций М. частью же от нарушения трофики тканей. Иногда наблюдаются трофические расстройства со стороны волос (поседение), ногтей (ломкость) и зубой (шаткость). Чрезвычайно резкие нарушения имеют место со стороны пищеварительного тракта—сухость во рту, иногда отсутствие апе-тита, тошнота, рвота и упорные запоры. Со стороны с е р д е ч н о-с о с у д и с т о й системы обнаруживаются сердцебиения, ускорение и неравномерность сердечной деятельности, понижение кровяного давления, отечность кожи в окружности глаз; в качестве последствий нарушения деятельности сосудодвигательной сферы наблюдаются озноб, шум в ушах, головокружение и обмороки . Деятельность органов дыхания иногда также обнаруживает нарушения, особенно часто в форме приступов, напоминающих астматические. Темп, тела в отдельных случаях обнаруживает повышения, иногда интермитирующего типа, исчезающие с прекращением употребления М. Со стороны мочевых органов часто наблюдаются уменьшение количества мочи и учащенное болезненное мочеиспускание. П о-л о в а я сфера как правило обнаруживает нарушения: половое влечение понижено, у мужчин наблюдается импотенция, у женщин—аменорея; беременность возникает редко; в тех случаях, где она возникает, она часто заканчивается выкидышем. Наблюдается обычно нарушение деятельности зрачковой мускулатуры в виде сужения зрачков. Со стороны скелетной мускулатуры имеются понижение мышечного тонуса, иногда судорожные сокра- щения отдельных мышц, нередко дрожание и обычно неуверенность движений, отражающаяся и на речи больных, которая в тяжелых случаях представляется невнятной. Со стороны чувствительности имеются субъективные расстройства в форме парестезии и болей в различных частях тела, в особенности в области сердца, мочевого пузыря и прямой кишки и наряду с этим общее понижение чувствительности по отношению к внешним раздражениям.—Р е ф л е к с ы в большинстве случаев понижены. В отдельных случаях у морфинистов наблюдалась вполне выраженная картина полиневрита, которую наблюдавшие эти случаи авторы склонны ставить в связь с употреблением М.—Сон обычно, резко нарушен. Перед засыпанием иногда имеют место обманы чувств, преимущественно со стороны зрения. Кроме того со стороны псих, сферы. наблюдается ряд нарушений, касающихся самых различных сторон личности. Со стороны интелекта обнаруживаются нарушения памяти, в особенности запоминания, и понижение умственной работоспособности. Настроение в те периоды, когда б-ной ощущает потребность в М., раздражительное, угнетенное, ипохондрическое; нередки приступы страха, к-рые в отдельных случаях ведут к самоубийству. После инъекции М. б-ные обнаруживают живость, общительность и доброжелательность по отношению к окружающим.—Этическая сфера морфинистов представляет ряд нарушений, особенно бросающихся в глаза в поступках, связанных с употреблением морфия: подделка рецептов, сокрытие М. при себе при поступлении в леч. заведение и т. д. Однако этими действиями, вытекающими из стремления обеспечить себя М., дело не ограничивается. Морфинистам свойственно вообще понижение нравственного чувства, в частности наклонность к совращению других на путь морфинизма, наклонность к интригам и пр. При долго длящемся интенсивном употреблении М. постепенно развивается состояние общего упадка как физ., так и псих, состояния. Это состояние маразма, сопровождающееся крайним понижением сопротивляемости по отношению к внешним неблагоприятным влияниям и в том числе к инфекциям, легко ведет к летальному исходу. Существенную роль играют при этом иногда развивающиеся в связи с частыми инъекциями множественные абсцесы. Явления абстиненции. Обычно спустя 5—6 часов по истечении срока несостоявшейся очередной инъекции развивается общая вялость. Б-ной выглядит утомленным. Появляются зевота, чихание, кашель, слезотечение, приливы к голове, слюнотечение и усиленное потоотделение. Вслед за тем развивается общее двигательное беспокойство, сопровождающееся подергиваниями лицевых мышц, и ускорение, а иногда и неравномерность сердечной деятельности. Кроме ухудшения общего самочувствия б-ной испытывает головную боль и ряд неприятных ощущений в различных частях тела—чувство стеснения в груди, сердцебиение, боль в области желудка. РФИЙ                                                                                        782 Кроме того появляются чувство страха, отсутствие апетита и бессонница, не уступающая обычным средствам. В дальнейшем могут иатеть место головокружение, тошнота, рвота, поносы и спазмы мочевого пузыря, общее дрожание, подергивание в различных группах мышц, астматические приступы и приступы кашля, а иногда появляется альбуминурия. Зрачки расширены, иногда они с чрезмерной живостью реагируют на свет; обычно имеется парез аккомодации. Из всех явлений абстиненции наиболее серьезное значение имеет коляпс—внезапный приступ сердечной слабости, сопровождающийся неравномерностью и замедлением пульса, затруднением дыхания и в более тяжелых случаях кроме того обморочным состоянием. Подобный приступ в некоторых случаях ведет к летальному исходу. Коляпс чаще всего наблюдается в течение первой недели после прекращения употребления М. В некоторых случаях в качестве явлений абстиненции развивается бредовое состояние, напоминающее delirium tremens. Состояние это обычно длится от нескольких часов до нескольких суток и может быть источником опасности для больных в силу обнаруживающейся иногда в это время наклонности к самоубийству. Тяжесть и длительность явлений абстиненции зависят с одной стороны от размера употреблявшейся дозы и от длительности употребления М., а с другой стороны от индивидуальных особенностей организма. В более легких случаях эти явления начинают убывать уже спустя 2 суток, в более тяжелых они длятся неделями. Исчезновение явлений абстиненции сказывается улучшением внешнего вида, появлением сна, апетита, общим оживлением психики и в частности улучшением памяти. Обычно в это время наблюдается повышение полового влечения. Диагностика морфинизма нередко представляет значительные трудности. В качестве диагностических признаков имеют значение колебания псих, и физ. состояния б-ных, соответствующие периодам до и после инъекций, сужение зрачков (в отдельных случаях имеет место маскировка данного симптома со стороны б-ных при посредстве атропина) и следы инъекций, иногда в виде нагноений. В случаях, где существует подозрение относительно наличности морфинизма, диагноз может быть с точностью установлен путем помещения больного в условия невозможности получения М. (возникновение явлений абстиненции при наличности морфинизма).—П р о г н о з. Долго длящийся морфинизм может вести в конце-концов к летальному исходу. Часть б-ных гибнет в состоянии маразма—от случайных инфекций или от инфекции,'вызванной множественными абсцесами на местах инъекций. Некоторые б-ные погибают в периоде абстиненции—от коляпса или в результате самоубийства. Излечение путем отучения от М. в ряде случаев возможно, но у многих б-ных в дальнейшем наблюдаются рецидивы.—Профилактика. При назначении М. (и других опиатов) б-ным врач должен соблюдать величайшую осторожность, в осо- бенности у тех лиц, у которых М. вызьгоает состояние резкой эйфории, а также у психопатов . Особая осторожность должна иметь место в отношении лиц медицинского и фарм. персонала. Лечение заключается в отучении от М. В виду того что б-ному почти никогда не удается прекратить употребление М. усилиями своей воли, лечение должно быть проведено в условиях, исключающих возможность тайного получения б-ным М. Осуществить эти условия возможно лишь в закрытом леч. заведении, располагающем необходимыми средствами контроля и наблюдения (попытки к самоубийству в периоде абстиненции). Лишь в исключительных случаях лечение удается провести в домашней обстановке.—Существуют три способа отучения от М.: внезапный, быстрый и постепенный. Постепенный способ, при к-ром отучение длится неделями, а иногда месяцами, с медленным уменьшением доз М. был введен Крафт-Эбингом (Krafft-Ebing) в расчете сделать отвыкание менее тягостным для б-ного. Но как показал опыт, лишение последних шприцов также и здесь вызывает явления абстиненции, а затягивание лечения не всегда удобно и возможно для больных. В наст, время этот способ не применяется. Быстрое отнятие, рекомендованное Эрленмейером (Erlenmeyer), состоит в том, что б-ному в течение первых суток лечения вводится х/2—Vs последней' применявшейся им (по его словам) суточной дозы (размер этой дозы в большинстве случаев умышленно преувеличивается б-ными) и затем это количество доводится до нуля в течение 8—10 дней; вначале б-ной лишается утренних впрыскиваний, затем дневных и наконец вечерних. При внезапном отнятии, введенном Левинштейном (Levinstein), б-ной при поступлении в лечебницу сразу и совершенно лишается М. То, что врач считает возможным обходиться сразу без М., не боится его отнятия, весьма хорошо действует на неустойчивую психику морфинистов; хорошо действует и то, что при этом способе нет уже никаких колебаний, тогда как при быстром даже способе при ухудшении состояния доза прибавляется, лечение затягивается. Лишь при явлении сердечной слабости иногда приходится прибегнуть все же и здесь к М., но это бывает очень редко и в исключительных случаях. Ряд авторов считает внезапный способ лучшим. Путем анкеты, произведенной в Германии в 1927 году Вольфом (Wolff), выяснилось, что из числа 24 герм, университетских клиник 18 считают внезапный способ наилучшим. Причина предпочтения большинством внезапного способа заключается в том, что этот последний быстрее приводит к цели и в то же время повидимому не дает более тяжелых явлений абстиненции, чем быстрый и постепенный способы; сопротивляемость организма в период абстиненции повидимому при применении внезапного способа лучше, чем при применении быстрого и постепенного, при которых эта сопротивляемость за время отучения подвер- -гается ослаблению. Во время лечения рекомендуется усиленное питание, возможно более длительное пребывание на воздухе, усиленное питье какой-нибудь щелочной воды, пользование теплыми ваннами с последующими прохладнымиЧ>бливаниями, общим массажем и психотерапией в той или иной форме. При этом пребывание в лечебнице должно длиться не менее 6 недель. Во время лечения необходимо следить за сердечной деятельностью. В случае ослабления последней—кофеин, камфора. При коляпсе—инъекция М. (0,03). При беспокойстве и бессоннице—бромиды и снотворные . В качестве средств борьбы с явлениями абстиненции рекомендованы адреналин и в последнее время—Ephetonin. Применения «замещающих» М. средств (другие препараты опия, хлорал-гидрат, кокаин, скополамин и т. д.) следует избегать. По окончании курса отучения от М. необходимы длительное наблюдение над б-ным и псих, воздействие на него со стороны врача в целях укрепления его воли. Отучение б-ных от М. с помощью описанных методов в большинстве случаев удается, но у многих б-ных в дальнейшем имеют место рецидивы, частота которых в наблюдениях различных авторов оказывается различной: Левинштейн (Levinstein) из 82 больных наблюдал рецидивы у 61, т. е. в 74%, Шварц (Schwarz) в последнее время—в 35%, Р. Я. Голант—лишь В 27%.                                                            М. Никитин. Лит.: Фармакология. — Краевский В., О сравнительном влиянии морфия и различных его производных на дыхательную деятельность и общее состояние органнвма, дисс, СПБ, 1902; Крылов В., О возможности образования условного рефлекса на раздражитель через кровь (Сборник, посвященный 75-летию И. П. Павлова, стр. 397, Л., 1924); Левченко Г., Об изменении мозгового кровообращения во время сна, вызванного морфием и хлоралгидратом, дисс, СПБ, 1899; Труды II Всесоюзного съезда физиологов, стр. 34 и 114, М., 1926 (доклады А. Смирнова и В. Широкого); Amsler С, Die Morphinmiose, Arch. f. exp. Pathologie, B. CXXII, p. 61, 1927; Bayer G., Pharmakologie der Atmung (Handbuch d. norm. u. path. Physiologie, hrsg. v. A. Bethe, G. Bergmann u. a., B.II, В., 1925); E с о n о m o-C, Pathologie des Schlafes (Hndb. d. norm. u. path. Physiologie, hrsg. v. A. Bethe, G. Bergmann u. a., B. XVII, p. 531, В., 1926, лит.); Houssay В.,. Lewis J., Molinelli E. et Marenzi A., Etudes sur Fhyperglycemie consecutive a l'injec-tion de la morphine, Compte rendu des seances de la Soc. de biologie, t. C, 1928; Magnus R., Die stopfende Wirkung des Morphins, Munch, med. Wochenschr., 1907, №-29; Meyer H. u. Pick E., Hypnotica (Hndb. d. norm. u. path. Physiologie, hrsg. v. A. Bethe, G. Bergmann u. a., B. XVII, p. 611, В., 1926, лит.); Schoen К.., Vergleichende Unter-suchungen uber die Wirkung v. Morphin u. Dilaudid auf das Zentralnervensystem des Kaninchens, Arch. f. exp. Path., B. CXLVI, H. 1—2, 1930; S t a r k e n-stein E., Papaveraceenalkaloide (Hndb. der ex-perim. Pharmakologie, hrsg. v. A. Heffter, B. II. Halfte 2, p. 815, В., 1924, лит.). Отравления.—Г о л а н т Р., Проблемы морфинизма, Труды Госуд. института мед. знаний, вып. 5,, Л., 1929; Горовой-Шалтан В., Морфинизм,. его?распространение и профилактика, Вопросы наркологии, сб. № 2, М., 1928; Кутании М., Вопросы теории и практики морфинизма, Труды I Всесоюзного съезда невропатологов и психиатров в Москве 18—27 декабря 1927 г., М.—Л., 1929; Розен-штейн Л., К психопатологии привыкания и влечения к токсическим опьянениям (Сборник, посвященный Г. Россолимо, стр. 842, М., 1925); Степанов А., Судебная химия и открытие профессиональных ядов, стр.253, М.—Л., 1929; Эрленмейер А. и С о л ь е П., Морфинизм и его лечение, СПБ, 1899; Витке О., Die exogenen Vergiftungen des Nervensystems (Handbuch der Neurologie, hrsg. v. M. Lewandowsky, В. Ш, T. 2, p. 1032—1044, В., 1912, лит. до 1910 г.); Cloetta M., t)ber das Verhalten des Morphium im Organismus und die Ursachen der Angewohnung an dasselbe, Arch, f-exp. Pathologie, B. L, p. 453, 1903; Hahn В., Die Morphinerkrankungen, Heidelberg, 1927; Kant F., Rausch- u. Suchtgifte mit Ausnahme des Alkohols, Fortschritte der Neurologie, B. I, Heft 3, 1929 (лит.); Kroner K., Arzt u. Morphinismus, Med. Klin., 1928, № 23; Meyer E., Zur Verhutung u. Behand-lung des Morphinismus, Deutsche med. Wochenschr., 1928, p. 702; Schwarz H., t)ber die Prognose des Morphinismus, Monatsschr. f. Psych, u. Neurol., B. LXIII, 1927; Siemerling E., Morphinismus-und andere Alkaloidsuchten, die in der Nervenklinik Kiel in 1901—1906 beobachtet sind, Psychiatr.-neu-. rol. Wochenschr., B. XI, 1928; Sysak N., Zur Frage der pathologisch-anatomischen Veranderungen bei akuter und chronischer Morphiumvergiftung, Vir-chows Arch., B. CCLIV, 1925. См. также лит. к ст. Наркомании и Опий. <4>«*

Большая медицинская энциклопедия. 1970.

Синонимы:

Смотреть что такое "МОРФИЙ" в других словарях:

  • МОРФИЙ — МОРФИЙ, белый кристаллический АЛКАЛОИД, получаемый из ОПИУМА. Впервые выделен в 1806 г. Морфий угнетает ЦЕНТРАЛЬНУЮ НЕРВНУЮ СИСТЕМУ и используется как АНАЛЬГЕТИК для успокоения сильной боли. Является наркотическим средством, вызывающим привыкание …   Научно-технический энциклопедический словарь

  • МОРФИЙ — МОРФИЙ, морфия, мн. нет, муж. (апт.). Наркотическое, болеутоляющее средство, добываемое из млечного сока маковых головок. Вспрыснуть морфий. (От Morpheios бога сна в греч. мифологии.) Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • МОРФИЙ — МОРФИЙ, морфин муж. сонное зелье, щелочь, извлекаемая из опия, название от греческого бога сна, Морфея. Толковый словарь Даля. В.И. Даль. 1863 1866 …   Толковый словарь Даля

  • МОРФИЙ — МОРФИЙ, я ( ю) и МОРФИН, а, муж. Наркотическое и болеутоляющее вещество, добываемое из млечного сока опиумного мака. Впрыснуть м. | прил. морфийный, ая, ое, морфийный, ая, ое и морфинный, ая, ое. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю.… …   Толковый словарь Ожегова

  • морфий — сущ., кол во синонимов: 3 • алкалоид (862) • морфин (8) • наркотик (78) Словарь синонимов ASIS …   Словарь синонимов

  • морфий — и устарелое морфин …   Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

  • МОРФИЙ — МОРФИН, МОРФИЙ бесцветный кристаллический порошок, получаемый из опия, горький и ядовитый; в малых дозах является болеутоляющим и усыпляющем средством. Полный словарь иностранных слов, вошедших в употребление в русском языке. Попов М., 1907.… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • «МОРФИЙ» —         Рассказ, некоторыми исследователями булгаковеского творчества называемый также повестью. Опубликован: Медицинский работник, М., 1927 г., №.№ 45 47. М. примыкает к циклу «Записки юного врача», имеет, как и рассказы этого цикла,… …   Энциклопедия Булгакова

  • Морфий — Морфий: Устаревшее название морфина. Морфий (рассказ)  произведение М. А. Булгакова. Морфий (фильм)  фильм Алексея Балабанова …   Википедия

  • морфий — Из нем. Мorphium от лат. Моrрhеus (см. предыдущее). Морфий открыт Ф. В. Зертюрнером (1783 – 1841 гг.) в аптеке Крамера в Падерборне (см. Клюге?Гётце 399; Шульц?Баслер 2, 154) …   Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера

Книги

  • Морфий, Михаил Афанасьевич Булгаков. "Морфий. Записки юного врача"-уникальный сборник рассказов Михаила Булгакова, который раскрывает важную, но не всем известную сторону жизни автора - молодого врача, и, одновременно, пациента,… Подробнее  Купить за 2243 руб
  • Морфий, Булгаков М.. Два из произведений, вошедших в этот сборник, - "Театральный роман" и рассказ" Морфий" -относятся к вершинам творчества Михаила Булгакова. Остроумный и язвительный" Театральный роман" -весьма… Подробнее  Купить за 186 руб
  • Морфий, Булгаков М.А.. Два из произведений, вошедших в этот сборник, – "Театральный роман" и рассказ" Морфий"– относятся к вершинам творчества Михаила Булгакова. Остроумный и язвительный" Театральный роман"– весьма… Подробнее  Купить за 165 руб
Другие книги по запросу «МОРФИЙ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.